Краткая история пьянства

Краткая история пьянства от каменного века до наших дней. Что, где, когда и по какому поводу (Марк Форсайт, 2017)

История нашего вида сложилась бы совсем по другому, если бы не счастливая генетическая мутация, которая позволила нашим организмам расщеплять алкоголь. С тех пор человек не расстается с бутылкой – тысячелетиями выпивка дарила людям радость и утешение, помогала разговаривать с богами и создавать культуру. «Краткая история пьянства» – это история давнего романа Homo sapiens с алкоголем. В каждой эпохе – от каменного века до времен сухого закона – мы найдем ответы на конкретные вопросы: что пили? сколько? кто и в каком составе? А главное – зачем и по какому поводу? Попутно мы познакомимся с шаманами неолита, превратившими спиртное в канал общения с предками, поприсутствуем на пирах древних греков и римлян и выясним, чем настоящие салуны Дикого Запада отличались от голливудских. Это история человечества в его самом счастливом состоянии – навеселе.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Краткая история пьянства от каменного века до наших дней. Что, где, когда и по какому поводу (Марк Форсайт, 2017) предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Переводчик М. Десятова

Редактор О. Нестерова

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректоры М. Миловидова, С. Чупахина

Компьютерная верстка А. Фоминов

Дизайнер обложки Ю. Буга

Иллюстрация на обложке INTERFOTO / Alamy Stock Photo

© Mark Forsyth, 2017

Впервые опубликовано в Великобритании на английском языке PENGUIN BOOKS LTD

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2018

Все права защищены. Данная электронная книга предназначена исключительно для частного использования в личных (некоммерческих) целях. Электронная книга, ее части, фрагменты и элементы, включая текст, изображения и иное, не подлежат копированию и любому другому использованию без разрешения правообладателя. В частности, запрещено такое использование, в результате которого электронная книга, ее часть, фрагмент или элемент станут доступными ограниченному или неопределенному кругу лиц, в том числе посредством сети интернет, независимо от того, будет предоставляться доступ за плату или безвозмездно.

Копирование, воспроизведение и иное использование электронной книги, ее частей, фрагментов и элементов, выходящее за пределы частного использования в личных (некоммерческих) целях, без согласия правообладателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Боюсь, я не знаю, что такое опьянение на самом деле. Странновато слышать подобное от человека, который взялся писать историю употребления спиртного, но, положа рука на сердце, если бы писателей останавливала такая мелочь, как незнание, книжные магазины давно бы опустели. Нет, какое-то представление о предмете у меня есть. Обширные эмпирические исследования в этой области я веду с нежных четырнадцати лет. Во многом я напоминаю себе святого Августина с рассуждениями в духе: «Что же такое время? Если никто меня об этом не спрашивает, я знаю, что такое время; если бы я захотел объяснить спрашивающему – нет, не знаю» [1] . Вот так же и у меня – только слово «время» нужно заменить на «опьянение».

Да, мне известны кое-какие базовые медицинские факты. После пары джин-тоников у нас слегка плывут рефлексы, после дюжины съеденное за обедом просится наружу, а ноги перестают слушаться, ну и после какого-то числа, которое я на практике уточнять не хочу, можно попрощаться с жизнью. Но ведь мы знаем (в Августиновом смысле) опьянение с какой-то другой стороны. Если у меня на пороге вдруг возникнет озадаченный марсианин с вопросом, почему население всей этой загадочной планеты постоянно употребляет алкоголь, что я ему отвечу? «Ну, чтобы замедлить реакцию. Иначе не получится проигрывать в настольный теннис».

В этот момент обычно кто-нибудь вытаскивает из рукава фальшивый козырь: мол, алкоголь раскрепощает, избавляет от комплексов. Нет ничего более далекого от истины. То, что я творю под мухой, в здравом уме у меня просто желания не возникнет делать. Скажем, вести многочасовые беседы с людьми, которых в трезвом состоянии я записываю в зануды. Помню, как однажды я размахивал крестом, высунувшись из окна квартиры в Камден-Тауне, и призывал прохожих покаяться. Не сказать чтобы я «очень хотел, но просто стеснялся» проделать подобное в трезвой ипостаси.

Вообще-то «состояние опьянения» можно вызвать и без алкоголя. Пара пустяков: раздать народу безалкогольное пиво, умолчав, что оно без градуса, а потом знай себе наблюдай и записывай. Социологи проворачивали такой фокус неоднократно, выводы из их экспериментов следуют вполне однозначные и исчерпывающие. Вывод номер один: за социологом в баре нужен глаз да глаз, мало ли какие козни у него на уме. Вывод номер два: если вы принадлежите к культуре, в которой считается, что алкоголь провоцирует агрессию, вы начнете буянить. Если в вашей культуре алкоголь – это часть религиозного обряда, вы проникнетесь религиозными чувствами. Причем от раза к разу поведение может меняться. Если коварный социолог сообщит, что изучает воздействие спиртного на либидо, все впадут в игривое настроение, а если объявит предметом исследования пение, всем резко захочется петь.

Поведение может зависеть даже от характера якобы употребляемого напитка. Хотя активная составляющая – этанол – в любом спиртном одна и та же, поведение выпившего будет меняться в зависимости от происхождения напитка и ассоциаций, которыми он оброс в культуре. Приняв пару пинт лагера, англичанин начнет задираться, тогда как под воздействием вина, которое связано в его сознании с роскошью, изысками, с Францией, будет демонстрировать светский лоск и утонченность (в самом тяжелом случае отрастит на макушке берет). Не случайно у нас есть пивные дебоширы, но нет вермутных вандалов и кампари-мятежников.

Некоторых такой подход очень злит. Они настаивают, что все зло, например насилие, именно от алкоголя. Если возразить, что насилие и агрессия свойственны даже тем культурам, где спиртное под запретом, в ответ услышишь только хмыканье. Если заявить (а я могу!), что пью поболее многих, однако пальцем никого не тронул где-то с восьмилетнего возраста (а зловредные напитки я впервые пригубил куда позже), такие люди скажут: «Ну, вы не трогаете, а другие?» Вечно эти «другие», все-то они портят. Тем не менее большинству людей вполне по силам пить весь вечер на приличном званом ужине и ни разу не замахнуться на соседа.

Однако если вам – маловероятно, но вдруг – доведется перенестись во времени и пространстве, какой-нибудь древний египтянин очень удивится вашему нежеланию пить в ожидании львиноголовой богини Хатхор: как же так, ведь все пьют. И шаман эпохи неолита будет недоумевать, почему вы не общаетесь с духами предков. А представитель эфиопского народа сури может поинтересоваться, с какой стати вы отлыниваете от работы. Потому что именно к работе сури приступают после возлияния, даже поговорка такая есть: «Где нет пива, нет работы». Замечу в скобках, это называется «переходное возлияние» – знаменующее переход от одного этапа к другому. Мы в Англии пьем по окончании рабочего дня, а сури отмечают выпивкой его начало.

Посмотрим с другой стороны. На похоронах, допустим, Маргарет Тэтчер в могилу усопшей не клали бокалы для вина и ассортимент ближайшей винной лавки. У нас такое не принято и показалось бы странным. Хотя в действительности странно – нетипично, не как все – поступаем именно мы. На протяжении почти всей обозримой истории человечества глав государств и вождей погребали со всем необходимым для знатной попойки на том свете. Это относится и к царю Мидасу, и к правителям додинастического Египта, и к древнекитайским шаманам, и, само собой разумеется, к викингам. Даже те, кто испустил последний вздох давным-давно, не прочь время от времени угоститься – спросите кенийское племя тирики, которое на всякий случай периодически льет пиво на могилы предков.

Употребление спиртного – явление почти универсальное. Алкогольные напитки существуют почти в каждой культуре мира, а те, кто не озаботился их изобретением – народы Северной Америки и Австралии, – были колонизированы озаботившимися. Однако функции выпивки варьировались во времени и пространстве. Тут вам и празднование, и обряд, и повод кому-то вмазать, и путь к принятию решений и заключению договоров, и тысяча других своеобразных применений. Древние персы, обдумывая важное политическое решение, обсуждали его дважды – на пьяную голову и на трезвую. Если результаты совпадали, персы переходили к действиям.

Читать еще:  Кровяная колбаса польза и вред

Вот о подобных материях и пойдет речь в этой книге. Не об алкоголе как таковом, а о питье спиртного – о заблуждениях, с ним связанных, о его божествах. Начиная от Нинкаси – шумерской богини хмеля – и заканчивая четырьмястами пьяными кроликами у ацтеков.

Прежде чем мы приступим, сделаю еще пару замечаний. Первое: перед вами краткая история. Полная история взаимоотношений людей со спиртным потребовала бы изложить всю историю человечества, на нее бы просто бумаги не хватило. Поэтому я беру отдельные исторические моменты и смотрю, как обстояли дела с зеленым змием в это время. Что в действительности творилось в салунах Дикого Запада, в средневековой таверне, на древнегреческом симпосии? Что делала древняя египтянка, если ей хотелось горячительного? Разумеется, вечер на вечер не приходится, но какое-то представление обо всем этом, пусть несколько расплывчатое, получить можно.

Авторы исторической литературы любят упоминать, что такой-то или такой-то был пьян, но подробности норовят опустить. Где пили? С кем? В какое время суток? Питье всегда регламентировалось целым кодексом правил – чаще всего негласных. В современной Британии, скажем, хотя законодательно это нигде не закреплено, всякий знает, что до полудня пить не полагается (загадочное исключение – аэропорты и крикетные матчи).

Однако где-то в глубинах этого кодекса затаилось пьянство без правил. Пресловутый анархист на коктейльной вечеринке. Вот за ним (точнее, за ней, анархисткой, – мне кажется, она все-таки, женского пола, ведь обычно хмельными напитками ведают богини, а не боги) я и хотел бы понаблюдать. В идеале в наручники бы ее и сфотографировать анфас и в профиль – но это вряд ли возможно. А жаль, поскольку тогда у меня нашлось бы наглядное пособие для озадаченного марсианина, выясняющего, что такое пьянство.

Краткая история пьянства. Ацтеки: удушение за публичный дебош, выпивка — прерогатива стариков и беременных, 400 божественных кроликов не вяжут лыка

Как пили шумеры, викинги и посетители салунов на Диком Западе — в новинке издательства «Альпина Нон-фикшн» «Краткая история пьянства от каменного века до наших дней. Что, где, когда и по какому поводу».

Мы знаем, что спиртное у ацтеков водилось, мы знаем, что они его порицали, и мы знаем, что они его пили. Дальше начинается неразбериха.

Ацтеки пили пульке. Это необычный, белый, довольно вязкий напиток, по крепости — примерно как пиво или сидр. Делается он из забродившего сока агавы и, в принципе, довольно полезен. В нем и витамины, и калий — и чего только нет.

Пульке необыкновенно питателен и, как гласит древняя поговорка, лишь самую малость недотягивает до мяса. Поэтому неудивительно, что его полагалось пить беременным — все-таки они пили за двоих.

Однако при этом ацтеки смотрели на пульке косо. Очередной император, взойдя на престол, издал указ:

Главным образом повелеваю избегать пьянства и не пить пульке, который, словно белена, отнимает у человека рассудок В пульке и в пьянстве коренится причина всех неурядиц и распрей, всех бунтов и смуты в городах и царствах — он словно вихрь, который сметает и приводит в беспорядок все на своем пути, он словно дьявольский ураган, который сеет всевозможное зло. Всем супружеским изменам, насилию, надругательству над девицами, кровосмесительству, воровству, преступлениям, сквернословию, лжесвидетельству, роптаниям, клевете, мятежам и бесчинствам всегда предшествует опьянение. Всему этому виной пульке и пьянство.

Такие слова — свидетельство хоть и не в пользу пульке, зато в пользу того, что его употребление, как и злоупотребление им, носило повсеместный характер. И это очень странно, потому что, согласно тому же источнику, пульке был фактически объявлен вне закона.

Изучать историю ацтеков нелегко — не в последнюю очередь потому, что они почти не оставили записей. Письменность у них была, но испанцы, завоевывая империю, жгли все, до чего могли дотянуться. А потом, не оставив от культуры камня на камне и обратив все письменные источники в пепел, решили, что неплохо бы изучить завоеванное. Главным исследователем стал священник по имени Бернардино де Саагун, который и записал приведенный выше указ. Однако у него же читаем:

Пульке не пил никто — кроме тех, кто уже находился в преклонных летах, да и те тайком и понемногу, не напиваясь. Если пьяный показывался на людях, или его ловили на пьянстве, или находили на улице не вяжущим лыка, если он шатался вокруг, распевая песни, один или в компании других пьяниц, его наказывали.

Если он был простолюдин, то забивали до смерти либо могли удушить на глазах окрестных юнцов — в назидание, чтобы тем неповадно было пить. Если же пьяный был знатного рода, то его душили без посторонних.

Не знаю, сильно ли утешало обреченного на казнь, что его удавят в приватной обстановке, однако что-то в этой привилегии, видимо, было. Может закрасться подозрение, что Саагун сгущает краски, но он почти наверняка ничуть не преувеличил. Ацтеки отличались исключительной кровожадностью и нездоровой, с нашей точки зрения, склонностью к человеческим жертвоприношениям. Наказанием за супружескую измену практически в любом случае была смертная казнь, независимо от социального положения прелюбодея. Мужчинам раскраивали череп камнем, женщин сперва душили, а затем раскраивали череп.

Кроме того, мы знаем, как регламентировалось употребление спиртного еще в одном доколумбовом мексиканском городе. Тескоко располагался к северо-востоку от столицы ацтеков, Теночтитлана. Его эксцентричный правитель по имени Несауалькойотль выстроил храм неизвестного божества, стоявший совершенно пустым, и издавал указы против пьянства. Жрецу полагалась за пьянство смертная казнь. Правительственному чиновнику — тоже (правда, если обходилось без скандала, то можно было отделаться потерей должности, званий, регалий и прочего). Простолюдину на первый раз преступление прощалось. Ну то есть его всего лишь брили наголо под улюлюканье глумящейся толпы. Но не вешали и не душили. До вторичной поимки на пьянстве. Так что Несауалькойотль отличался относительной снисходительностью.

Но если спиртное было настолько незаконным, почему оно занимало центральное место в ацтекской культуре? А оно занимало.

Ацтеки поклонялись богам алкоголя. И не одному. Майяуэль, покровительница агавы, была женой бога Патекатля, отвечавшего за брожение. У Майяуэль было четыреста грудей (вот, наверное, Патекатль радовался!), и все они пригодились, когда небожительница произвела на свет четыреста божественных кроликов, Сенцон Тоточтин.

Четыреста — потому что у ацтеков была двадцатеричная система счисления. Четыреста — это двадцать в квадрате, то есть для ацтекской культуры примерно то же самое, что сотня (десять в квадрате) для нашей. А вот почему кролики — неизвестно. Может, потому, что кролики безмозглы, а может, потому, что распутны, а может, потому, что они просто забавные. Но этим кроликам отводилась важная роль в ацтекской религии, и их жрецы занимали высокое положение. Сенцон Тоточтин были не какими-нибудь мелкими всеми забытыми божками, а значимыми.

И тем не менее они олицетворяли нечто запрещенное под страхом смерти.

Здесь нам снова придется учесть одно противоречие, и снова я тут ни при чем, это всё конкистадоры, которых угораздило уничтожить культуру, не успев толком ее изучить и описать. Спиртное позволялось пить старикам. Насколько старым — непонятно, но, судя по всему, достаточно дряхлым, морщинистым, отошедшим от повседневных дел. Раз в качестве рабочей силы от тебя уже никакого толка — пожалуйста, напивайся сколько влезет.

Все тот же Саагун, у которого мы читаем о всевозможных жутких казнях, описывает ацтекскую церемонию наречения (крещения по сути):

Вечером старики и старухи собирались, чтобы напиться пульке допьяна. Для этого им выставляли большой кувшин пульке, из которого распорядитель разливал напиток в калебасы (тыквы-горлянки) и выдавал каждому по очереди И если он видел, что гости еще не пьяны, то оделял каждого еще раз, теперь в обратном порядке, начиная с левого конца и нижайшего края.

Напившись, все принимались петь некоторые не пели, а мололи языком, хохотали, смешили других, и, заслышав что-нибудь забавное, все надрывали животы от смеха.

Подытожим. Выпивка строжайше запрещена и карается смертью. Выпивка присутствует повсюду. Выпивка окружена почетом и занимает центральное положение в культуре и религии. Выпивка разрешена старикам. От такого расклада у историка шумит в голове и закрадывается подозрение, что тут без дозы теонанакатля не разберешься. Этот излюбленный ацтекский галлюциноген никто запрещать и не думал.

Тем не менее существует теория, которая проясняет скрытую в этих противоречиях логику.

Читать еще:  Активированный уголь и алкоголь как принимать

Антропологи, исследующие пьянство, делят культуры на так называемые «влажные» и «сухие». Во «влажных» к алкоголю относятся совершенно спокойно. Потягивают спиртное в любое время суток, получают удовольствие и очень редко напиваются до состояния нестояния.

В «сухих» культурах все с точностью до наоборот. «Сухие» они не потому, что в них не пьют совсем, а потому, что к алкоголю относятся с опаской и строго регламентируют, когда и где его употреблять нельзя. И в тех случаях, когда можно, напиваются в хлам.

Южноевропейские страны в массе своей относятся к категории «влажных» — для итальянца, например, в порядке вещей хлопнуть рюмку лимончелло в рабочий полдень. Северная Европа тяготеет к сухости — то есть никакой выпивки по утрам, зато пятничным вечером там отрываются за всю неделю. Эти два подхода называют еще «континентальным» и «загульным».

Испанские конкистадоры, соответственно, еще в те времена принадлежали к культуре «влажной». Они любили вино, прихлебывали его от рассвета до заката, но практически не пьянели. Ацтеки по этой классификации относились к «сухим». В обычные дни к спиртному не разрешалось даже притрагиваться, и именно тогда действовали все перечисленные выше законы. Но в дни религиозных празднеств, например посвященных четыремстам пьяным кроликам, ацтекам море становилось по колено и попойка приобретала эпический размах.

Как когда-то древние египтяне и древние китайцы, ацтеки использовали спиртное как проводник к божественному. А потом остаток месяца не брали в рот ни капли.

Отличная, прекрасно работающая система — при условии, что к вам не нагрянут завоеватели и не уничтожат ваш календарь религиозных праздников, как случилось с ацтеками. «Сухая» культура великолепно существует в своем устоявшемся режиме — загулы по пятницам и трезвые понедельники, но для этого нужно помнить, какой сегодня день недели. А к тому моменту, как иезуиты покончили с ацтеками, столь жизненно важное знание уже было утрачено.

В результате алкоголизм приобретает характер пандемии — что и произошло в испанской Мексике. Католические священники придерживались мнения, что это дьявол толкает туземцев к запойному пьянству, тем самым не давая им стать добрыми христианами. Однако согласно теории «сухих» и «влажных» культур, происходило как раз обратное. Смягчение регламента и разброд в обществе, вызванный христианизацией, провоцировали завоеванное население постоянно прикладываться к пульке.

И это вполне согласуется с тем немногим, что нам известно о потреблении спиртного у других доколумбовых индейских народов, хотя сведения и вправду скудные и разрозненные, с разбросом на многие тысячи миль.

Но, к примеру, эквадорское племя сумбауа пьет, чтобы пообщаться с духами предков. Считается, если напиться до рвоты, она послужит пищей призракам усопших.

И все-таки полностью уничтожить древнюю культуру не удалось. В Мексике по сей день существует поговорка «Пьяный, как четыреста кроликов».

Марк Форсайт «Краткая история пьянства от каменного века до наших дней: Что, где, когда и по какому поводу»

Издательство:

глава 2

В своей нынешней анатомической форме современный человек (такой, как мы с вами) существует уже 150000 лет, первые 125000 из которых ему можно было только посочувствовать. Приличная выпивка, насколько нам известно, отсутствовала в принципе. Доподлинно, конечно, судить сложно, поскольку записей первобытный человек не оставил — он был слишком занят охотой, собирательством и наскальной живописью.

Первый проблеск надежды являет нам прекрасная Венера Лоссельская. Примерно 25000 лет назад кто-то вырезал на стене пещеры пышнотелую даму, которая вроде бы подносит к губам рог для вина. Однако не все с этим согласны. Одни считают, что рог — это музыкальный инструмент, просто дама перепутала, с какого конца в него дуть. Другие археологи говорят, что предмет как-то связан с менструациями. Ну и, даже если это рог для напитков, может, в нем простая ключевая вода. Последнее кажется сомнительным: банальное утоление жажды как-то не принято увековечивать в камне, но истину мы все равно, увы, не узнаем.

Останется неизвестным и другое: изготавливали в те времена алкоголь или просто находили. Первобытные напитки, как правило, не столько изобретали, сколько обнаруживали. Вот одна любопытная теория, в которой задействованы пчелы. Представьте себе гнездо диких пчел в древесном дупле. В очередную грозу дерево рушится, дупло заливает водой. Если соотношение меда и воды окажется примерно один к двум, брожение не заставит себя ждать, и неискушенному в крепких напитках первобытному человеку, который, изнывая от жажды, наткнется на это дупло несколько дней спустя, природа преподнесет чудесный подарок — медовуху. Человек наверняка ее попробует, потому что мед он любит. На вкус и вправду чистый мед, но от него хмелеешь.

Это лишь гипотеза, однако хорошая. Есть и более прозаический способ получить спиртное — собирать плоды и складывать в достаточно герметичную емкость: сок на дне забродит, и довольно скоро у вас будет примитивное вино. Правда, для этого нужно сначала освоить изготовление керамики. И что еще важнее, на какое-то время понадобится задержаться на одном месте, а по всем данным, наши предки в основном вели кочевой образ жизни.

Что же побудило нас к оседлости? Принято считать, что необходимость выращивать продукты питания. Затем, возможно, мы начали изготавливать напитки. А потом принялись возводить огромные высокие храмы и окультурились. На первый взгляд вполне логично, однако эта логика может оказаться в корне ошибочной.

Древнейшая известная нам постройка находится в современной Турции и называется Гёбекли-Тепе. Сооружение занятное, поскольку ни кровли как таковой, ни стен у него не было, отсутствуют и следы обитавших в нем людей. Признаков жилья в непосредственной близости от него тоже не наблюдается. Это понятно, поскольку Гёбекли-Тепе датируется примерно 10 000 годом до н.э., то есть был возведен до того, как человек стал оседлым и занялся земледелием. А значит, этот комплекс охотники-собиратели, скорее всего, построили как храм. Комплекс большой, в его конструкции встречаются каменные плиты, которые весят до шестнадцати тонн. Следовательно, сооружать его должны были общими усилиями многих племен, собравшихся вместе.

Зачем им это могло понадобиться?

В Гёбекли-Тепе есть несколько больших каменных ванн — самая объемная вмещает около 180 литров, — и все они содержат следы химических соединений под названием оксалаты, образующихся при смешивании ячменя и воды. А ячмень с водой соединяют для получения пивной браги. Таким образом, можно предположить, что в Гёбекли-Тепе устраивались сходки — несколько племен сообща пили там пиво. Место для попоек вполне подходящее — вершина холма, красивые виды.

Разумеется, есть и другие гипотезы. Как же без них. Одни исследователи считают, что пивом платили за работу строителям. Другие — что никакого пива не было: мало ли, может, древние просто предпочитали разбухший ячмень, потому и замачивали его в чанах и уж наверняка вытаскивали до того, как он забродит и превратится в благословенный эпипалеолитический эль.

Но, судя по всему, пиво все-таки существовало — и, что немаловажно, существовало до появления храмов и земледелия. На этом строится одна большая теория, касающаяся развития человечества: мы начали выращивать зерновые не ради еды — ее и так было полно. Мы занялись земледелием ради выпивки.

Теория гораздо более обоснованная, чем может показаться на первый взгляд, и оснований у нее имеется шесть. Во-первых, пиво проще изготавливать, чем хлеб, поскольку не требуется очаг. Во-вторых, в пиве содержится витамин B, который дает человеку здоровье и силы. Если охотники получают витамин B, поедая других животных, то земледельцы на одном хлебе без пива превратятся в анемичных хлюпиков, которых быстро истребят мускулистые рослые охотники. Но, к счастью для земледельцев, витамин В образуется при сбраживании пшеницы и ячменя. В-третьих, пиво попросту питательнее хлеба — поскольку часть работы по перевариванию дрожжи уже взяли на себя. В-четвертых, пиво можно хранить и запасать. В-пятых, спирт в пиве обеззараживает воду, на которой оно изготовлено, и убивает всякие зловредные микроорганизмы. Коварство оседлости в том, что экскременты, скапливаясь в одном месте (человеку же нужно где-то испражняться), просачиваются в воду, а с ней вновь попадают в организм. У кочевников такой проблемы нет.

Однако шестой и самый главный довод заключается в том, что для кардинальных перемен в поведении требуется культурный стимул. Если ради пива стоит тащиться в какую-то даль (судя по Гёбекли-Тепе — стоит), если пиво играет религиозно-обрядовую роль (судя по ГёбеклиТепе — играет), даже самый заядлый охотник согласится осесть на одном месте и вырастить немного ячменя, чтобы было из чего это пиво варить.

Вот так примерно за 9000 лет до н.э. мы занялись земледелием, чтобы напиваться на регулярной основе. Это привело к двум последствиям. Во-первых, у нас появились наконец нормальные, неоспоримые археологические доказательства существования крепких напитков. В этом плане хочется похвалить вино, которое оставляет осадок из винной кислоты. Такой осадок нашли в Китае и датировали 7000 годом до н.э. В чуть более позднюю эпоху он обнаруживается в Иране и затем распространяется на запад к Средиземноморью. Разумеется, прогресс мог идти и другим путем, это лишь едва уловимый археологический шепоток в могильной тишине.

Читать еще:  Болит голова с похмелья что делать

Вторым, гораздо менее важным, последствием стала цивилизация.

История возникновения пьянства: стадии, симптомы и лечение алкоголизма

Об этом рассказал Алексей Надеждин, руководитель Отделения детской наркологии Федерального государственного учреждения Национальный научный центр наркологии Минздравсоцразвития России.

История возникновения алкоголя

Алкоголь появился в истории человечества очень давно, несколько тысяч лет назад. Следует отметить, что потребляют алкоголь не только люди. Существуют несколько видов животных, которые питаются сброженным соком разложившихся фруктов, например, некоторые виды низших обезьян. Другие животные употребляют алкоголь случайно. Например, известны случаи массового опьянения медведей, когда они наелись лесных опавших яблок. Также бывают случаи опьянения кабанов, но, как правило, это приводит к неприятным последствиям для животных, потому что в состоянии опьянения они часто становятся жертвами хищников. Употребление алкоголя для высших млекопитающих – это противоестественный процесс.

Человечество столкнулось с алкоголем, когда случайно употребляло в пищу сбродившийся сок фруктов и овощей, содержащих большое количество сахаров. Основным действующим веществом алкогольных напитков является этиловый спирт. Он получается вследствие дрожжевого брожения: когда сахар, содержащиеся в той или иной жидкости под влиянием грибков превращается в этиловый спирт, который постепенно накапливается ровно до тех концентраций, которые губительны для организма. На этом брожение прекращается. Все зависит от субстрата, на основе которого происходит брожение: если это виноградный сок, то получается вино, если он на основе солода и хмеля, то получается пиво.

Основные проблемы у человечества начались не тогда, когда оно употребляло слабоалкогольные напитки. Они начались с изобретения арабами перегонного куба, когда из напитков слабого брожения стали получаться высококонцентрированные алкогольные напитки, такие как водка, виски, коньяк, самогон. В этом случае высококонцентрированные напитки более токсичны, за счет интенсивного опьянения оказываются более притягательными для людей. Именно они и получили очень большое распространение.

Следует сказать, что пьянство возникает в тех общественно-политических фармациях и социальных группах, которые получили высокое развитие. В примитивных культурах, где каждый член поглощен борьбой за выживание, пьянство распространено незначительно. В Греции много пили в период рассвета. Многие считают, что именно алкоголь погубил Рим. В Европе много пили в период рассвета капитализма, когда стал резко повышаться уровень жизни. В нашей стране пьянство широко распространилось в 60-70 гг., когда уровень жизни граждан Советского Союза стал возрастать. В России, когда нам удалось пережить послереформенную разруху, в стране стали наблюдаться позитивные экономические процессы, уровень жизни начал расти, и количество потребления алкоголя возросло.

Чем опасен этиловый спирт, который входит в состав алкогольных напитков для человека?

Следует сказать, что этиловый спирт является сильным клеточным ядом. Этиловый алкоголь – однозначно ядовитый продукт. У него нет никаких полезных свойств, каждый человек это должен понимать. Этиловый алкоголь обладает свойствами растворителя. Попадая в организм, он разрушает и дестабилизирует клеточные мембраны. Если клеточная стенка нестабильна, то она перестает выполнять свою функцию, это естественно отражается на функционировании клетки. Следует сказать, что алкоголь прекрасно растворяется в воде. Поэтому этиловый спирт накапливается в тех органах и системах, где больше всего воды, а, значит, в головном мозге. Таким образом, он оказывает на него серьезные повреждающие воздействия.

Алкоголизм

Зависимость от алкоголя называется хроническим алкоголизмом. Он имеет ярко выраженные признаки и определенные стадии:

1. Человек теряет поведенческий контроль за употреблением алкоголя. Большую часть своего времени он тратит на употребление алкоголя или на манипуляции, связанные с добычей алкоголя или средств на его приобретение;

2. У человека наблюдается повышение устойчивости к алкоголю. Каждый раз он начинает выпивать все большие и большие дозы;

3. Когда основную часть своего времени человек испытывает интенсивное, трудноконтролируемое влечение к алкоголю и желание его выпить;

4. Когда человек не может обходиться без алкоголя, и прекращение его употребления приводит его в дискомфортное состояние. Чтобы снять неприятные болезненные ощущения, ему необходимо принять дозу алкоголя;

5. Когда прием алкоголя оказывает неприятные, негативные воздействия на другие альтернативные интересы человека или его досуг.

Хронический алкоголизм делится на три стадии:

1. Начальная стадия

2. Развернутая стадия

3. Конечная стадия

Первая стадия характеризуется интенсивным влечением к алкоголю, отсутствием запоев и абстинентного синдрома. Человек просто хочет постоянно выпить. Если он не выпил, он чувствует себя не в своей тарелке, ему нечем себя занять. Он является в сообществе других людей генератором и инициатором досуга и отдыха, связанного с алкогольными напитками.

При переходе во вторую стадию, ситуация значительно меняется. У человека образуется абстинентный синдром – похмелье. Изрядно выпив вечером с друзьями, наутро человек испытывает дискомфорт, пока не выпьет немного алкоголя. «Поправив свое здоровье», он может приступать к привычным обязанностям. Но вечером у него снова возникает такая необходимость, он снова напивается и на следующее утро ему нужно опять «поправить свое здоровье» — так формируется запой. Для этой стадии также характерно повышение толерантности и устойчивости к алкоголю. Если в начале своего алкогольного пути пьяница может выпить 100-200 мл водки и ему достаточно, то здесь он уже легко выпивает бутылку-две, не задумываясь о последствиях и вреде, который ему наносит алкоголизм. Для второй стадии характерно появление значительных осложнений со стороны внутренних органов.

Люди страдают алкогольным поражением печени, которое называется алкогольным гепатитом, алкогольным поражением головного мозга. У них меняется клиническая картина опьянения. Если на первоначальных стадиях алкогольного поражения потребитель алкоголя весел, становится душой компании, ему становится легче общаться, то на второй стадии алкоголизма при опьянении он становится раздражительным, вступает в драки, нарушает общественный порядок, у него появляются неприятности с представителями правоохранительных органов.

В третьей стадии наблюдается разрушение мозговых клеток. Запасы тиамина, которые содержатся в нервных тканях, начинают истощаться во время регулярного потребления алкоголя. Добавляется токсическое поражение головного мозга, разрушение мембран, мы видим клиническую картину алкогольного психоза, который в просторечии называется «белой горячкой». Это такое состояние, когда человек утрачивает полную связь с окружающим миром. Он видит устрашающую галлюцинацию, ему кажется, что его преследуют чудовища, его и его близких убивают, происходят кровавые сцены насилия. Причем, он воспринимает их как объективную реальность, он участвует в этих сценах насилия, спасается от преследователей, видит несуществующих животных. Если тиамина совсем мало, то развивается опасное состояние – геморрагическая энцефалопатия Гая-Верника.

Это состояние неизлечимо, если оно случилось, то у алкоголика развивается слабоумие, как правило, такие люди становятся инвалидами. Осложнение третьей стадией алкоголизма – хронический гепатит. Мы можем говорить об омертвлении печени, гибели гепатоцитов, начинает разрастаться соединительная ткань. Печень перестает выполнять свои функции, развивается алкогольный цирроз, который без специального лечения, даже после категорического прекращения употребления алкоголя, также заканчивается смертью.

Алкоголь поражает не только мозг и печень, а также почки, сердце. Основной причиной смерти мужчин, не достигших 40-50 лет в нашей стране, является чрезмерное употребление алкоголя. В нашей стране количество алкоголиков по данным официального учета органов Министерства здравоохранения составляет 2 млн. человек, а по неофициальным данным говорят о 5-6 млн. Если включить в этот список злоупотребляющих алкоголем людей, то речь идет о 10 млн. человек. Каждый должен понимать, что не только правительство должно заботиться о том, чтобы население стало меньше пить, это проблема каждого. Необходимо менять свое отношение к алкоголю, и количество выпиваемой горячительной жидкости надо сокращать. Тогда человек будет дольше жить, меньше болеть и достигнет больших успехов в жизни.

Что делать тем людям, кто уже болен алкогольной зависимостью?

Им необходимо лечиться. В настоящее время в медицинском арсенале существует много методов психотерапевтического и фармацевтического лечения. Нужно найти в себе силы и обратиться в те учреждения, которые могут оказать вам помощь, это могут быть как Государственная Наркологическая служба, так и частные учреждения. Если частное медицинское учреждение имеет соответствующую лицензию, то там работают корректные профессионалы, которые знают, какие методы можно использовать для лечения людей.

Основные направления психотерапевтических подходов для лечения больных хроническим алкоголизмом:

1. Когнитивно-поведенческая терапия

2. Бихевиоральная терапия

3. Интеграция больных алкоголизмом в группы социальной взаимопомощи, когда больной алкоголизмом общается с такими же больными, у которых получилось преодолеть свою зависимость.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector